«ЗАСТАВЬ ДУРАКА БОГУ МОЛИТЬСЯ…»

    1
    392

    До конца года Госдума собирается рассмотреть законопроект, предусматривающий ужесточение наказания за оскорбление чувств верующих вплоть до лишения свободы на три годы.

    В последнее время Государственная дума России наряду со своими уже традиционными качествами — бессмысленностью, имитацией парламентской работы, обслуживанием монопольного центра власти — стала проявлять новое удивительное качество. Ведущая фракция функционирует в режиме запрета на индивидуальные законодательные инициативы, который был фактически введен тогда, когда членам фракции объяснили, что их идеи следует согласовывать для получения одобрения политической верхушки фракции (и, соответственно, партии) и того триумвирата (Кремль, Белый дом, парламент), который и монополизирует высшую политическую власть в стране. Любая индивидуальная законодательная инициатива депутата от «Единой России» по упомянутому правилу не только не могла привести к одобрению, но чаще всего вводила депутата в список не слишком благонадежных. Эта картинка из жизни не выдумана: она отражает наблюдения самих членов фракции «Единая Россия» и описана с их же слов.

    Новое удивительное явление заключается вот в чем: по случаю и без случая, по поводу и без повода, по команде и без команды

    отдельные, чаще всего ярко засветившиеся на дозволенных для политических телешоу площадках и дебатах депутаты стали выходить с бурными инициативами.

    Это законопроекты о запрете родственникам работать в Госдуме, о квартирках за рубежом для госчиновников, законопроекты, которые отражают тревоги политического режима по поводу публичной, уличной и информационной активности так называемой оппозиции. Правда, последние — не столько инициативы депутатов, сколько партийные задания, приходящие из упомянутых выше двух главных адресов.

    В рамках этого мейнстрима и возник законопроект об оскорблении чувств верующих. Очевидна его рефлексивность: здесь реакция на хулиганство в храме Христа Спасителя, реакция на последовавший «крестоповал», реакция на уничижительные материалы в прессе, адресованные патриарху всея Руси и мировые скандалы с уничижением других религий.

    Нет сомнений, что многие из скандалов, связанных с основной российской конфессией и Русской православной церковью, продуманы, инспирированы, проплачены, организованы.

    Сомнений нет, поскольку против России действуют мощные силы, стремящиеся разрушить не только экономические и оборонные ее потенциалы, но и цивилизационные скрепы, которые кучу людей делают народом, географическое пространство — Родиной, а собрание чиновников — государством.

    Если разорвать эти скрепы, то разрушается геополитический субъект, противник исчезает, цель достигается. В этом ряду РПЦ не просто историческая скрепа государственности России, она постепенно усиливает это свое очень значимое для России качество. Поэтому и естественны попытки атак и ударов по РПЦ.

    Столь же естественно для государства, против которого атакующая сторона ведет войну (например, информационную войну, применяя информационное оружие), контратаковать и применять оружие для обороны. Это элементарный закон обеспечения безопасности государства. Поэтому объективная рациональная сторона в бурной законодательной инициативе, безусловно, присутствует.

    Но беда в том, что за многие годы действия современного российского политического механизма профессиональность и дееспособность парламента и парламентариев деградировала невероятным образом.

    Сложные конфликтные отношения не могут регулироваться законом, выструганным, что называется, из-под топора: здесь требуются более тонкие содержательные юридические технологии. Вопрос в том, кто ими располагает. Практика подсказывает пессимистический ответ.

    Законопроект, имеющий рациональные причины, выписан таким образом, что может породить еще более нежелательные явления, которые не только не позволят достигнуть цели, поставленной законом, но и ударят по самой возможности достижения этой цели.

    Поясню свою мысль. Хулиганствующие девицы в храме Христа Спасителя осуждены, но мировое паблисити возводит их в ранг политических жертв, героев, награждает их премиями, едва ли не Нобелевской премией мира. Инспирирование дальнейшего конфликта в российском обществе, дальнейшей обвинительной уничижительной информационной кампании против России налицо.

    Что такое оскорбление чувств верующих? Как можно чувства оскорбить и что в данном случае такое — чувство? Обширная правовая практика накоплена в рамках гражданского права, регулирующего случаи унижения чести, умаления достоинства человека; при этом объект атаки — человек, а не честь, не достоинство, не чувства. Правовая практика была накоплена и применительно к статье Уголовного кодекса о клевете. Но эту статью недавно отменили, а спустя некоторое время вернули, тем самым опять продемонстрировав непрофессиональную суету. Там тоже объект атаки — человек, а не его чувства.

    Оскорбление чувств по смысловой логике, по правилам русского языка — этимологический нонсенс.

    Оскорбить можно человека, тогда, когда унижается его достоинство. А что унижается и умаляется в случае пренебрежительного отношения к его мировоззренческим позициям? На этот вопрос ни законопроект, ни его авторы ответа не дают.

    Этот упрощенный подход порождает возможность атеистам требовать ровно такого же закона, потому что их убежденность в несуществовании Бога оскорбляется утверждениями верующих, их институтом — Церковью. Критерий правоприменения, требующий четкого определения, что такое чувства верующих и что такое оскорбления чувств верующих, размыт. Это будет означать девальвацию нормы закона, что еще не самая большая беда. Хуже — волюнтаризм в правоприменении.

    Хуже, когда этот закон станет как дышло: «куда хочешь, туда и воротишь», и в итоге рациональные благие намерения дать отпор цивилизационным атакам на Россию опять приведут известно куда — туда, куда нынешняя контргосударственническая либерально-космополитическая модель страны Россию и ведет.

    Мой прогноз: в этом виде закон ситуацию с расколом и распрями в религиозной сфере ухудшит.

    Каков выход? Какие могут быть рекомендации? Ответ один: такие тонкие вопросы надо поручать специалистам. Ибо те, кто конструирует информационное цивилизационное оружие нападения на Россию, настолько более профессиональны, чем некоторые суетливые депутаты, что итог этого противостояния спрогнозировать очень нетрудно. Необходимо собрать компетентную экспертную группу, которая облекла бы эффективные решения объективной проблемы в иной законопроект: работоспособный, результативный относительно именно тех целей, которые ставятся при его разработке.

    Странная ситуация. Обществу и государству очень нужны правовые механизмы защиты от нападок на высшие ценности страны. Но, как говорится, «заставь дурака богу молиться…».

    Не надо «благих намерений». Они известно куда ведут. Уже начинается вакханалия. Рок-оперу «Иисус Христос — суперстар» требуют запретить. Радугу на упаковке молока… Это есть работа в полном соответствии с планами недругов России.

    1 КОММЕНТАРИЙ