Заметки на полях (по мотивам ПМЭФ)

    5
    343

    Эти заметки на полях сделаны мной не для того, чтобы критиковать лично  Президента Путина. Я уже доказывал в своем послевыборном нашумевшем научном докладе, что Путин реально избран, легитимен и явно стремится к оздоровлению в стране. Это президент моей страны. И он будет до 2018 года, как минимум, если только  страна на полпути не взорвется или завалится как раз в связи с теми причинами, о которых я и пишу в своих заметках. Заметки критикуют политику, подходы и предложения, проводимые им. Человек делает то, что может. Надо понимать, в каких условиях он находится. Надо отдавать должное даже призрачным намекам на повороты и изменения. Россия тяжело больна и нуждается в серьезных изменениях. Об этом нельзя не говорить. В том числе разбирая высокоположенные ошибки, заблуждения, непоследовательность и неудачные решения. Пишу с  самым добрым чувством и надеждой: а может Путин прочитает, увидит,  услышит об этих искренних, тревожных и доброрасположенных заметках на полях? Может позовет и предложит помогать? Честно говорю, все брошу и пойду помогать.

    И, второе. Нет сомнений в том, что не президенты пишут подобные речи. Их пишут эшелоны экспертов, спичрайтеров, лоббистов и т.п. Конкретно всяческие вышки и ранхигсы (прости господи за ненормативную лексику).  Мои заметки на полях в их адрес. И надежда тут иного сорта. М.б. президент хоть кого-нибудь из них уволит? И найдет себе более грамотных, профессиональных и патриотичных советников?

    Текст речи В.В.Путина на ПМЭФ — 2013 взят из публичного источника //expert.ru/2013/06/24/vremya-trebuet-ot-nas-reshitelnyih-dejstvij/?n=66995

    Мои заметки на полях выделены цветом.

    В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья!

    Наш модератор начал с проблем мировой экономики, я в своём выступлении скажу, конечно, об этом пару слов, но, думаю, вы меня поймёте, будет правильно, если глава Российского государства в России будет говорить именно о наших проблемах (Какие же проблемы в речи поставлены конкретно?) и о том, как мы предполагаем их решать (Какие конкретные решения в итоге предложены?).

    В этом году у нашего Петербургского экономического форума особый смысл: он является одним из знаковых событий российского председательства в «Группе двадцати». Кстати говоря, предлагаю следующее наше мероприятие такое же, Петербургский экономический форум, провести в будущем году в преддверии «восьмёрки», которую Россия будет возглавлять в 2014 году.

    Предлагая повестку для «двадцатки», мы ставим во главу угла принятие практических, системных решений, призванных оздоровить глобальную экономику и финансы, оздоровить (При призыве к «системным решениям» … ни слова о долларовом и деривативном фальшивомонетчестве и паразитической системе виртуальной экономики, системе ФРС) именно через развитие. А это широкое внедрение передовых технологий, определяющих качество жизни, финансирование инвестиций, в том числе в человека (Типичный бессодержательный публицистический штамп) и прежде всего в человека, в развитие социальной сферы, создание производств с высокой добавленной стоимостью, а значит, создание новых эффективных, современных рабочих мест. Всё это приоритеты российского председательства в рамках «большой двадцатки», это приоритеты и нашей внутренней социально-экономической политики. (Все это общие слова, в которых ни новизны, ни обещанной системности нет)

    Время требует от нас решительных действий. Неслучайно именно такая формула стала девизом нынешнего Санкт-Петербургского экономического форума. Для нас задача номер один – это создание в России условий для устойчивого экономического роста. Много лет мы жили в ситуации бурного, почти непрерывного повышения цен (Это важное признание – много лет мы не развивались. Т.н. и удвоению ВВП показана истинная цена) на наши основные экспортные товары, что позволяло отечественным компаниям, да и государству покрывать высокие издержки.

    «Задача номер один – это создание в России условий для устойчивого экономического роста. Ситуация требует от нас дисциплины, оптимального выбора приоритетов, правильного баланса между долгосрочными целями и решением текущих, подчас неотложных задач». (Разве это все, что она требует? а она разве не требует переоценки сверхоткрытости экономики за гранью утраты суверенитета, и замораживания членства в ВТО? Восстановления монетизации экономики? Роста госрасходов в ВВП? Роста заработной платы в ВВП? Установления прогрессивной ставки подоходного налога и управления рентабельностью? Восстановления эмиссионной функции ЦБ РФ и возвращения его ответственности за развитие страны? Восстановления государственного инвестиционного процесса? Повышения уровня инвестирования в два(!) раза? Восстановаления контроля валютной позиции банков и движения капитала? Восстановления природной ренты в пользу всей страны? Почему об этом ни слова?) .

    Теперь такого фактора больше нет, как и нет лёгких решений, нет волшебной палочки, которая могла бы разом изменить положение дел. Ситуация требует от нас дисциплины, оптимального выбора приоритетов, правильного баланса между долгосрочными целями и решением текущих, подчас неотложных задач.

    Экономический рост должен базироваться на трёх китах: увеличение производительности труда, инвестиций и инноваций. И прогресс по всем направлениям возможен только через снижение издержек финансовых, управленческих, инфраструктурных, через развитие человеческого капитала и создание в полном смысле конкурентоспособных условий для ведения бизнеса.(Спичрайтерам стоило бы заметить, что эти две фразы несовместимы. Либо «только снижение издержек финансовых, управленческих, инфраструктурных, через развитие человеческого капитала и создание в полном смысле конкурентоспособных условий для ведения бизнеса, либо еще и инвестиции, в чем для демонетизированной и деэтатизированной российской экономики исхода нет)

    Одновременно необходимым условием роста является, так сказать, благоприятная среда обитания экономики – макроэкономическая стабильность, дальнейшее снижение инфляции, ответственный бюджет и соблюдение введённого нами и уже функционирующего так называемого бюджетного правила. (Это на деле правило снижения роли и доли государственных расходов в ВВП, что является фактором торможения) Для наших иностранных гостей могу пояснить, что смысл его заключается в том, чтобы излишние средства, излишние деньги, (Это нонсенс – «излишние» деньги в условиях жесточайшего инвестиционного голода, социального, оборонного и иного недофинансирования. Отчего же они стали излишними?) которые поступают в нашу экономику от благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры на энергоносители, направлять в Резервный фонд.

    Подчеркну, стратегический курс, который мы выбрали, останется неизменным. (Это важнейшее заявление! Стратегический курс 23 летней либерально-космополитической модели останется неизменным. Кстати, назначение бывшего помощника Гайдара Улюкаева, радикального монетариста и либерального экономиста министром экономики — тому реальное подтверждение) Это особенно важно, хочу это особо отметить, этой политике мы будем следовать независимо от кадровых перестановок в Центральном банке и в экономических блоках Администрации Президента и Правительства.

    Сегодня, кстати говоря, последний день работы в Администрации Президента госпожи Набиуллиной. С понедельника она уже будет Председателем Центрального банка. Я хочу её поблагодарить за совместную работу и в Правительстве в прежние годы, и в Администрации Президента Российской Федерации.

    Уважаемые дамы и господа! Ценой значительных усилий, благодаря ответственной финансовой политике нам удалось добиться существенного снижения инфляции. Были годы – и вы об этом хорошо знаете, – когда у нас инфляция захлёстывала за 30 процентов. В позапрошлом году она была на историческом минимуме – 6,1 процента, в прошлом году немножко подросла, в этом году она стала ещё чуть больше – 7 с небольшим процентов. (Во-первых, реальная инфляция, что зависит от уловок с корзиной учета товаров и услуг при ее подсчете, раза в два больше. Во-вторых, инфляция растет и это нам понятно, потому, что страна не производит, а импортирует и торгует, демонетизировав инвестиционный контур и реальную капитализацию. Инфляция в России немонетарная и ниже 5-6 процентов не будет никогда, если не сменится экономическая политика. Важно признание, что инфляция растет. Это комментариев не требует. Антиинфляционная политика по формулам монетаризма – глубоко ошибочна)

    «Экономический рост должен базироваться на трёх китах: увеличение производительности труда, инвестиций и инноваций».

    В целом для нашей экономики это приемлемые (Приемлемые?! Как это может быть? Если отталкиваясь от уровня инфляции, что в принципе есть нонсенс и нигде в мире не практикуется, формируется ставка рефинансирования ЦБ, к ней добавляется маржа банков перекредитования и в целом кредит, длинные деньги становятся недоступными для инвестирования в несырьевые отрасли – то как же это «приемлемо»?! Были бы понятны «приемлемые» 2%, как в среднем по развитым странам, но 7%?)величины. Но всё-таки нам ещё очень много нужно будет сделать в этом направлении. Создаются базовые – во всяком случае, мы должны создать, – базовые условия для долгосрочных инвестиций (Так каковы эти условия конкретно? В этом-то вся и загвоздка! Призывов к благоприятному инвестиционному климату явно недостаточно. А что сказано конкретно? В чем решения?), которые так нужны для изменения структуры самой экономики.

    Как я уже сказал, инфляция пока высока. И мы намерены добиваться её дальнейшего снижения. Сегодня в инфляции, в том числе и в инфляционных ожиданиях, велика доля так называемого «немонетарного фактора» (Это очень значимое признание ошибочности демонетизации экономики во имя борьбы с инфляцией. Если инфляция немонетарная, то почему не говорится о необходимости восстановления уровня монетизации экономики?), а проще говоря, тарифной её составляющей. Опережающий рост тарифов стал самостоятельным и значимым фактором раскручивания инфляции и реальным фактором торможения экономики, роста издержек и потери конкурентоспособности наших производителей. Очевидно, что тарифы больше не могут расти такими же темпами, как и прежде. (Это просто неверно. Есть убедительный способ доказать, что тарифы монополий не есть значимый фактор инфляции– это корреляционная связь. Подсчитано неоднократно. Самый значимый фактор инфляции в т.н. инфляционных весах – это недоинвестирование и недофинансирование экономики. Та самая демонетизация).

    В этой связи хочу вас проинформировать о принятом решении: рост регулируемых тарифов инфраструктурных монополий будет ограничен и не должен быть выше фактической инфляции прошлого года. Такой порядок будет зафиксирован на 5 лет, начиная с 2014 года. При этом мы все прекрасно понимаем, что конечная цена для потребителя, например, электроэнергия, или для грузоотправителя не ограничивается только регулируемыми тарифами.

    Я прошу Правительство предложить такой механизм (Какой «такой»? Решения значит нет? Правительство еще должно его изобрести? Но оно за 22 года не изобрело ничего, кроме монетаризма), чтобы конечная цена для потребителей также была на приемлемом уровне и соответствовала задаваемым параметрам и принципам.

    И ещё. При принятии тарифных решений необходимо в обязательном порядке учитывать мнение потребителей. Процедура должна быть строго регламентирована, чтобы всё не ограничивалось только благими пожеланиями. Для этого предлагаю создать советы потребителей при Федеральной службе по тарифам, при инфраструктурных монополиях и региональных энергетических комиссиях. Прошу Правительство совместно с деловыми кругами представить соответствующие предложения.

    Хочу подчеркнуть, у наших инфраструктурных монополий есть резервы для экономии. Каждая такая компания должна принять программу по сокращению издержек и повышению своей эффективности. Деньги нужно вкладывать с умом, разумно привлекать финансирование под свои инвестпрограммы. Но сдерживание тарифа не должно привести к негативным эффектам – к сокращению инвестиций в инфраструктуру. (Обязательно приведет, об этом говорит опыт всех последних лет. Особенно с учетом того, что ставку рефинансирования и доступность кредитов на инвестиционные цели менять не собираются). Наша ключевая задача – уже в ближайшие годы снять многие инфраструктурные ограничения, которые буквально душат нашу экономику, не дают раскрыть потенциал целых регионов Российской Федерации.

    «Рост регулируемых тарифов инфраструктурных монополий будет ограничен и не должен быть выше фактической инфляции прошлого года. Такой порядок будет зафиксирован на 5 лет, начиная с 2014 года».

    Что в этой связи предлагается? Мы уже давно дискутируем о возможности использования наших финансовых резервов. У нас их несколько. Одним из них являются ресурсы Фонда национального благосостояния. Эти средства должны работать на российскую экономику и на будущие поколения. Их нельзя растрачивать по мелочам, разменивать на несуществующие программы, а следует направлять на такие проекты, которые меняют облик страны, открывают новые перспективы для развития.

    Поэтому мы приняли ещё одно очень важное решение – вложить 450 миллиардов рублей в окупаемые инфраструктурные проекты, вложить, разумеется, на возвратной основе. (Именно инфраструктурные проекты самые низкодоходные и с трудом окупаемые. Поэтому обычно их тянет государство за счет бюджета. Отчего же в эти проекты не идет частный кредит, если они окупаемые? Например, ЦКАД, если не будет платной, не будет окупаемой никогда. Дороги общего пользования в принципе неокупаемые, а расходные для бюджета. Далее. Возвратная основа — это банковский процесс. Значит, опять, как в 2008 — 2009 году – бенефициаром будет банк, а не реальный сектор. Тогда правительством было заявлено «Мы на кризисе заработали». К бабке не ходи. Возвратная основа. Допустим. Какой срок возвратности? –Ничего не сказано. Если это будет 30 лет – это одно. Это как раз государственный подход. Но ничего не сказано. Окупаемость — это хорошо. Только если забыть про о.Русский, Сочи и ЧМ-2018. Там про окупаемость говорить даже не приходится. Ну и наконец. Не так давно было обещано вложить 100 млрд. рублей в инвестирование инфраструктуры в виде выкупа ценных бумаг. Где реализация?… По большому счету вопрос как бы сказать не стоит и обсуждения. Если на вышеперечисленные непроизводственные, неинфраструктурные, неокупаемые, невозвратные, развлекательные скорее объекты, израсходовано более 70 млрд долларов – 2,1 триллиона рублей, то на инфраструктуру обещано 450 млрд руб. Почувствуйте разницу. При этом минимальная неудовлетворенная инвестиционная потребность страны (по всему спектру инвестиционных целей, не только инфраструктурных) составляет по году около 3 трилл руб. И еще одно. Демонетизация экономики (т.е. совершенно необоснованный вывод суверенной рублевой денежной массы из экономического оборота) составляет около 120 триллионов рублей. Почувствуйте разницу. Потребность 3000 млрд руб. А обещано 450 млрд рубей. В 7 раз меньше. Кому-то показалось, что объявлена реиндустриализация страны. Если что-то и объявлено, то в очередной раз уловка пиарщиков и спичрайтеров в расчете, что в стране некому произвести необходимые оценки и сделать реальные выводы. При этом, конечно же, сам разговор о «распечатывании» бессмысленной кубышки нужно только приветствовать и поддерживать решение на то В.Путина) В целом в проекты на территории нашей страны будет проинвестировано до половины средств Фонда национального благосостояния.

    Ключевое условие – оценка жизнеспособности и эффективности проекта частным бизнесом, то есть софинансирование с его стороны. Знаю, что интерес инвесторов к инфраструктурным проектам очень большой, особенно если государство готово обеспечить гарантии, минимизировать риски и выступить соинвестором. (Так в чем же ключевое условие – не в политике ли государства?)

    Это показала и моя вчерашняя встреча с руководителями крупнейших мировых инвестиционных структур. Вижу, что некоторые из них присутствуют в этом зале. У нас вчера состоялся обстоятельный и достаточно долгий разговор на эту тему. Уже сегодня готов предложить вам выступить партнёрами при реализации первых трёх таких проектов, на которые будут направлены, как я уже сказал, средства Фонда национального благосостояния.

    Какие это проекты? Во-первых, это высокоскоростная железнодорожная магистраль Москва – Казань. По сути, она станет пилотным участком маршрута, который соединит Центр, Поволжье и Уральский экономический район.

    Второе, это центральная кольцевая автомобильная дорога, которая фактически будет заново проложена по территории Московской области и по районам Новой Москвы. Участки трассы пройдут на расстоянии 30–70 километров от Московской кольцевой автомобильной дороги. По сути, центральная кольцевая автомобильная дорога – это новый проект, который изменит всю логистику перевозок в европейской части Российской Федерации, свяжет центральные регионы страны, даст им новые возможности для развития, позволит разгрузить Москву от транзита, улучшить транспортную и экологическую обстановку самой столицы.

    «Ресурсы Фонда национального благосостояния должны работать на российскую экономику и на будущие поколения. Их нельзя растрачивать по мелочам, а следует направлять на проекты, которые меняют облик страны, открывают новые перспективы для развития».

    Уважаемые друзья и коллеги! Российские участники нашей сегодняшней встречи понимают, что это значит для людей, проживающих в центре Российской Федерации. Только в Москве и Московской области проживает около 20 миллионов человек. А если к этому присовокупить ещё и близлежащие регионы, которые, безусловно, также будут пользоваться этой инфраструктурой, то количество людей и участников экономической деятельности многократно возрастёт.

    И, наконец, мы намерены, и это третий проект, кардинально модернизировать Транссибирскую магистраль, расширить её пропускную способность. Отмечу, что Транссиб – одна из самых длинных железных дорог в мире: почти 10 тысяч километров. Прямой железнодорожный путь через Евразию станет ключевой артерией между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом. Мы даём мощный импульс развитию Дальнего Востока и Сибири. Наша транспортная инфраструктура вплотную подходит к быстрорастущим азиатским рынкам.

    Все эти проекты – наше предложение к совместной работе в России. Повторю, со своей стороны, мы готовы вкладывать средства (Вопрос — какого объема и на каких условиях. Пока что объявленные суммы и неизвестные условия их окупаемого и возвратного режима ни о чем привлекательном не сказали). и заинтересованы в надёжных, сильных, амбициозных партнёрах. Прошу Правительство России уже в ближайшее время сформировать конкретные механизмы реализации таких проектов, именно хочу подчеркнуть, проектов в экономическом смысле этого слова, не благих пожеланий, а просчитанных документов. (Важное замечание, говорящее о том, что вопрос не проработан. Конкретных механизмов реализации еще нет.)

    Хочу также добавить, что новая трубопроводная инфраструктура на Дальнем Востоке с ответвлением на Китай, выходом на морские терминалы Тихого океана позволяет нам осуществить крупномасштабные проекты на Азиатско-Тихоокеанском рынке. Эта инфраструктура уже дала возможность одной из наших ведущих компаний «Роснефть» подписать сегодня масштабный контракт с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией.

    Он предусматривает поставки нефти в течение 25 лет в объёме до 46 миллионов тонн ежегодно. Оценочная сумма контракта в текущих рыночных параметрах является абсолютно беспрецедентной – 270 миллиардов долларов. В средствах массовой информации (Это источник информации для Президента страны???) мелькают и другие цифры – 70 миллиардов. Это только предоплата.

    Ещё один важный проект, который обеспечивает выход России на рынок АТР, – строительство железнодорожного моста через Амур. Соответствующее соглашение на полях форума было подписано также с нашими китайскими друзьями. Отмечу, что проектная мощность моста на первом этапе превысит 5 миллионов тонн груза ежегодно, впоследствии будет увеличена до 20 миллионов тонн.

    Уважаемые дамы и господа! Ресурсной базой для инвестиций в программы развития должны стать и средства внутренних инвесторов. Решение данной задачи требует доверия к финансовому сектору, а для этого необходима адекватная система регулирования.

    Функции регулирования всех финансовых институтов передаются мегарегулятору. Он станет осуществлять надзор за работой банков, инвестиционных и пенсионных фондов. Такой мегарегулятор формируется на базе Центрального банка Российской Федерации. (Глубокая системная ошибка. Предложение серьезного профессионального обоснования, отталкивающегося от актуальной проблемной повестки, по правилам государственного управления не имеет. Да и без изменения режима самого ЦБ, введения законом его ответственности за развитие, а не только финансовую стабилизацию и собственную доходность (что имеем по факту), это только ужесточит монетаристскую политику, которая суть политика контрразвития)

    Уже в ближайшее время будет создана система гарантирования пенсионных накоплений на основе Агентства по страхованию вкладов. Создав такую надёжную систему гарантий, мы сможем снять ограничения, которые не позволяют сегодня инвестировать пенсионные накопления в долгосрочные проекты. (За гарантии по механизму страхования как известно должен кто-то платить. Кто это будет? Сами пенсионеры? Вряд ли, при их-то доходах и дефицитности ПФР. Государство? А зачем еще и это, если ПФР и так субсидируется бюджетом? Бизнес? Так об этом надо ясно сказать. Понятно, как он на это отреагирует. А зачем копировать американскую систему, в которой у пенсионеров нет проблем ни с коэффициентом замещения, ни с гарантиями, если у нас все не так. Бюджет платит в ПФР, а из ПФР собираются инвестировать. При том, что бюджет напрямую уже давно отстранился от инвестирования. На федеральном уровне госинвестиций всего около 5% от всех инвестиций. Все ждут внешних инвестиций. Да только, кроме оттока капитала на уровне до 80 млрд долл в год пока что ничего не дождались. Почему не инвестировать напрямую? Недосказанность позволяет как всегда додумывать и ничего другого, как создание еще одной доходной кое для кого структуры, не вписывающейся в обещанные системные решения, в голову не приходит. Как также известно, страховая система всегда имеет своего бенефициара. Кто он? Скоро узнаем про еще одну какую-то характерную фамилию.)

    «Ресурсной базой для инвестиций в программы развития должны стать средства внутренних инвесторов. Решение данной задачи требует доверия к финансовому сектору, а для этого необходима адекватная система регулирования».

    Также необходимо определить долю пенсионных средств, которые будут направлены на инвестиции в ценные бумаги самоокупаемых инфраструктурных проектов. (Вот тут кое-что раскрывается. Опять ценные бумаги. Опять финансовая экономика, финансовая, а не реальная. Ничего нового. Главное так и ускользает. Почему при подавленной суверенной денежной массе не пустить ее в инвестирование? Почему нужно оголять и так несбалансированный пенсионный фонд и еще уводить средства на страхование в пользу пока неизвестного бенефициара?)

    Я назвал цифру из Фонда национального благосостояния – 450 миллиардов на три проекта. Но мы понимаем, что для их реализации этого совершенно недостаточно (Это совершенно справедливо), это только стартовый капитал. (Это очень говорящая оговорка. Но это не капитал. Это только у Чубайса в Роснано государственное инвестирование превратилось во «временно свободные средства» вместо целевого применения. Т.е. в этот самый финансовый капитал, и пошло в прокрутку. Воистину стартовый капитал — как прокрутить. Это не капитал, а инвестиции. Причем, как заявлено возвратные. Кто писал это Президенту?! Немедленно уволить за профнепригодность!!!) На втором этапе и пенсионные накопления при их обязательной защите должны быть использованы, и средства инвесторов, как я уже сказал. По мере развития этих проектов будем искать и другие источники. (Задачка не из легких. Как искать? Заявлено о 450 млрд руб. А нужно в 7 раз больше.Как искать? Не сказано.)

    Мы будем и дальше развивать наш фондовый рынок, чтобы он соответствовал всем мировым требованиям. Конкретные шаги уже предпринимаются, и сегодня Московская биржа полностью готова для проведения крупных размещений акций и приватизационных сделок.

    Ещё раз подчеркну, приватизацию госактивов (А зачем ее проводить? Есть понятие оптимальной доли государственной собственности в ВВП. В России эта доля уже минимум в два раза ниже оптимальной. Не приватизировать нужно, а консолидировать собственность в руках государства, что бы ни проповедовали либеральные пропагандисты.) проведём именно на отечественных площадках. (Важна не площадка. Русским добром и Кристи торгует. Важно, кто выкупит и что потом сделает с этой собственностью. А об ограничениях нерезидентам ничего не говорится.) Кстати говоря, размещение ВТБ показало, что это не только возможно, а целесообразно делать. Размещение прошло вполне успешно, и удалось выстроить эту работу должным образом.

    В то же время приватизацию будем осуществлять постепенно, ориентируясь на качество сделок, продавая активы по действительно выгодным, справедливым ценам. Одновременно мы будем повышать прозрачность и открытость публичных компаний, независимо от формы собственности, создавать механизмы защиты прав миноритарных акционеров, повышать качество корпоративного управления.

    Отдельно хотел бы сказать о госкомпаниях. Именно по качеству их работы инвесторы часто судят о качестве управления в стране в целом, и не секрет, что подчас эти выводы являются нелицеприятными. Мы намерены усилить регулирующую роль государства в принадлежащих ему компаниях, установить менеджменту чёткие показатели деятельности, включающие в том числе капитализацию компаний и возврат на капитал. По итогам выполнения этих показателей будем принимать решение о награждении либо о наказании, имея в виду и кадровые решения. (Это правильно и давно пора).

    Разумеется, никакое регулирование, никакие показатели эффективности не заменят главного – конкуренции. (Да отчего же такая вера только в конкуренцию? А кооперация? А синдицирование? А концентрация производительных сил вместо их дезынтеграции? М.б. Боинг или Эйрбас – суперкомпании нужно разделить на мелкие фирмы, конкурирующие друг с другом? В антимонопольном российском законе написано. «Естественная монополия — состояние товарного рынка, при котором удовлетворение спроса на этом рынке эффективнее в отсутствие конкуренции в силу технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере увеличения объема производства), а товары, производимые субъектами естественной монополии, не могут быть заменены в потреблении другими товарами, в связи с чем спрос на данном товарном рынке на товары, производимые субъектами естественных монополий, в меньшей степени зависит от изменения цены на этот товар, чем спрос на другие виды товаров»). Независимо от права собственности на компанию, преференции в экономике, в нормальной рыночной экономике, недопустимы. Надо создать конкурентную среду на рынке товаров и услуг как внутреннем, так и внешнем, как для частных, так и для государственных компаний.

    «Приватизацию госактивов мы проведём на отечественных площадках. Одновременно будем повышать прозрачность и открытость публичных компаний, создавать механизмы защиты прав миноритарных акционеров, повышать качество корпоративного управления».

    Как первый шаг в сфере, где прежде конкуренция казалась невозможной, предлагаем поэтапно снижать ограничения на экспорт сжиженного газа. Открывающееся окно возможностей Азиатско-Тихоокеанского рынка с ожидаемым удвоением потребления СПГ позволяет нам принять решение о постепенной либерализации экспорта сжиженного природного газа. Это создаст условия для того, чтобы полностью использовать потенциал добычи газа на шельфе и прибрежных территориях. (Т.е., первое, — сырьевая деформация экспорта будет расти. Второе. Государственное участие будет падать. Это точная либеральная формула, которая 22 года проводится в стране и дорого ей обошлась. А в условиях сброса цен на мировом рынке вновь ввергнет в жесткий финансово-экономический кризис.).

    С удовлетворением отмечаю: подписаны на полях форума соглашения об экспорте СПГ, так, одна из наших компаний «НОВАТЭК» заключила соглашение с Китайской национальной нефтяной корпорацией о сотрудничестве в рамках проекта «Ямал СПГ». Соглашение предусматривает как приобретение китайской стороной 20-процентной доли участия в «Ямал СПГ», так и заключение долгосрочного контракта на поставку сжиженного природного газа в Китай. «Газпром» также готовится к подписанию контрактов для поставок газа в Японию и Китайскую Народную Республику.

    Вслед за этими контрактами будут осуществлены масштабные инвестиции в развитие шельфовой добычи совместно с глобальными лидерами нефтегазовой отрасли, такими как «Эксон», «Статойл», «ЭНИ», а также инвестиции в локализацию производств и новейшего оборудования с мировыми технологическими лидерами, такими как «Дженерал электрик».

    Уважаемые дамы и господа! Немаловажным фактором при определении объёма инвестиций, будь то выбор страны или сектора экономики, являются налоги. Налоговая политика также должна работать на развитие, стимулировать инвестиции, модернизацию действующих и открытие в России новых производств, создание качественных рабочих мест. Поэтому, формируя нашу налоговую политику, мы исходим из того, что даже жёсткие бюджетные ограничения для государства – это не повод повышать налоговую нагрузку на бизнес.

    За минувший год мы серьёзно улучшили налоговое администрирование. По качеству налогового администрирования Россия сделала серьёзный шаг вперёд, поднялась в мировом рейтинге сразу на 30 пунктов: с 94-го на 64-е место. Мы обогнали многих старожилов ОЭСР по этому показателю. Но мы не намерены останавливаться на достигнутом.

    Так, уже в ближайшее время необходимо максимально сблизить налоговый и бухгалтерский учёт. Об этом мы с представителями бизнеса много раз говорили. Я с ними согласен, что двигаться в этом направлении нужно.

    Продолжим развивать налоговые стимулы для инвестиций. Это касается вложений в основной капитал и инвестиций в ценные бумаги, прежде всего, конечно, речь идёт о российских компаниях, а также проектов в наших дальневосточных регионах. Добавлю, что новое движимое имущество юридических лиц уже освобождено от налогообложения. (И опять – ничего о главной проблеме: дифференциации налогообложения по видам деятельности с целью диверсификации экономики)

    «Независимо от права собственности на компанию, преференции в экономике недопустимы. (Везде в мире в экономике – преференции по социальным, региональным, структурным и отраслевым причинам. А у нас почему-то недопустимы! Кто писал речь? Уволить немедленно!) Надо создать конкурентную среду на рынке товаров и услуг как внутреннем, так и внешнем, как для частных, так и для государственных компаний».

    Не менее важным является привлечение граждан на рынок капитала, создание налоговых стимулов для долгосрочных инвестиций граждан (В условиях 70%, по данным МОТ, бедности в России? В условиях, когда оплата труда занижена в 2,5 раза?). Это даст им возможность получать доход от экономического роста. Такие меры сейчас тоже разрабатываются.

    В то же время мы будем бороться с эрозией налоговой базы, с уходом в офшоры. Работа здесь происходит как на национальном, так и на международном уровне. Я вчера встречался с так называемой «молодёжной двадцаткой». Там молодые люди предлагают очень оригинальные и достаточно жёсткие способы борьбы с уходом в офшоры. Думаю, что многое из этого можно было бы взять.

    Мы с нашими коллегами на площадке «большой восьмёрки» (госпожа Меркель принимала в этом участие) очень много говорили как раз об этой проблеме, говорили о необходимости деофшоризации мировой экономики.

    В качестве одной из мер деофшоризации Россия планирует заключить специальные двусторонние соглашения с офшорными и низконалоговыми юрисдикциями, которые обеспечили бы расширение обмена налоговой информацией. Такие соглашения заключаются в мире всё чаще и чаще. (Странный у нас тандем. Еще недавно, в ходе кипрского кризиса, Медведев призвал создать оффшорную зону на Дальнем Востоке…)

    Наше внутреннее законодательство уже приводится в соответствие с требования ОЭСР и группы по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег – FATF. Кстати говоря, Россия в ближайшее время приступит к председательствованию в этой организации. Соответствующий закон принят Госдумой и в ближайшее время будет подписан.

    Вносятся серьёзные изменения в уголовное, банковское, налоговое законодательства. Они направлены на противодействие в легализации доходов, полученных преступным путём. Так, существенно повышается контроль и ответственность за подобные действия. Теперь кредитные организации будут обязаны идентифицировать клиентов, раскрывать информацию о бенефициарных владельцах-клиентах, а при выявлении нарушений прекращать банковское обслуживание.

    «Налоговая политика должна работать на развитие, стимулировать инвестиции, модернизацию действующих и открытие в России новых производств. Даже жёсткие бюджетные ограничения для государства – это не повод повышать налоговую нагрузку на бизнес».

    Также вводим инструменты налогового контроля за такими операциями. Предусматриваем раскрытие информации перед налоговыми органами о банковских счетах физических лиц. В том числе мы приняли, вы знаете, поправки в Налоговый кодекс и согласились с предоставлением такой информации нашим партнёрам за рубежом, разумеется, на взаимной основе.

    И ещё о банковской системе. Важнейшим фактором деловой и инвестиционной активности является доступность банковских кредитов. Особенно остро этот вопрос стоит для малого и среднего бизнеса, и здесь также необходимо предпринять целый комплекс мер: это совершенствование механизмов рефинансирования банковской системы, шаги по развитию конкуренции в банковском секторе, расширение инструментов госгарантий для малого и среднего бизнеса. (Не дается ответа на главный вопрос. Почему у российского ЦБ, у единственного банка в мире для больших стран, ставка рефинансирования выше инфляции? М.б. он работает на потребительском рынке? М.б. он, как обычные граждане, страхует свои собственные доходы? Так ведь недоступность кредита и для большого, и для среднего и для малого бизнеса коренится именно в этом! Почему бы не фиксировать уровень банковской маржи, как и торговой надбавки и природной ренты неявных приватизаторов российских природных ресурсов?)

    Мы также должны дать банкам возможность снизить свои риски, издержки и административные расходы, в том числе за счёт отмены избыточных контролирующих процедур предоставления отчётности. Особое внимание следует обратить на защиту прав кредиторов. Часто оказывается так, что банки не только не могут вернуть свои средства при банкротстве заёмщика, но и сами оказываются в положении должников. (Так это замкнутый круг. Сверхдоходы финансового сектора и низкодоходность реального сектора. Выбор сделан, как точно замечено в речи в ее начале. Но именно этот выбор и нужно менять. Но заявлено, что он меняться не будет.) Одновременно необходимо обеспечить надёжную защиту прав потребителей финансовых и страховых услуг, в первую очередь граждан, многие из которых далеко не всегда обладают достаточными знаниями в финансовой сфере.

    Что хотел бы отметить. Буквально на днях у нас создано общественное движение «Народный фронт – за Россию». Я предлагаю этому движению подумать о том, чтобы именно на его площадке был сформирован механизм защиты прав заёмщиков. Также прошу ОНФ взять на себя работу по общественному контролю за государственными закупками и закупками госмонополий. Надо обеспечить прозрачность расходования ресурсов, направляемых на приоритетные цели. (Счетная палата, Минфин, прокуратура, СКР, ФСБ – не справляются? Общественность подключается?)

    Уважаемые дамы и господа! Наш ключевой приоритет – это улучшение делового климата. (Типичный бессодержательный штамп из либерально-космополитического словаря. Пока само государство отстранилось от задач инвестирования, ждет не дождется внешних инвестиций, а собственную экономику демонетизировало на фантастическую сумму, ни о каком климате не надо говорить. Кто писал речь?!) На эту задачу должны работать все: от мэра маленького городка до федерального министра, от рядового участкового до руководителя правоохранительного органа.

    Качество управления на всех уровнях власти сегодня становится одним из решающих факторов развития, и именно поэтому перед государственными органами и служащими всех уровней ставятся чёткие и понятные для общества цели и задачи. Результаты их работы оцениваются, как в бизнесе, по показателям персональной эффективности. Подчеркну, от наших совместных действий и мотивации в полной мере зависит и наш внутренний деловой климат, и инвестиционный имидж страны в целом.

    «Важнейшим фактором деловой активности является доступность банковских кредитов. Мы должны дать банкам возможность снизить риски, издержки и административные расходы, в том числе за счёт отмены избыточных контролирующих процедур предоставления отчётности».

    Мы не делим тех, кто создаёт в России производство и рабочие места, на отечественных и иностранных предпринимателей, на своих и чужих. (Т.е. понятие национальных интересов и национальной безопасности отменяется? Именно такой подход дает нам право говорить о космополитической модели страны. Если придут покупатели на все российские активы с баснословными суммами напечатанных долларов – все им запродадим? Опаснейшая ошибка. Везде, в любом серьезном государстве, (даже в самой России есть перечень стратегических предприятий), политика внутреннего протекционизма существует. Как бы ВТО ее не стремилось искоренить. Она может быть устранена только при отмене суверенитета. Но это предположение ведет уж слишком далеко…) Нам важен тот, кто делает дело, и мы стремимся создать для таких людей не просто хорошие, а наилучшие условия для работы. Сделаем всё для того, чтобы работать в России было выгодно, удобно, безопасно. Рассчитываем, что принятый комплекс мер по улучшению бизнес-климата будет в полном объёме реализован.

    Мы также немало сделали для того, чтобы искоренить обвинительный уклон в работе правоохранительной и судебной систем, чтобы исключить поводы для перевода хозяйственных споров в уголовное преследование. Вместе с предпринимательским сообществом и парламентом провели большую работу по гуманизации уголовного законодательства.

    В целях обеспечения единых подходов (Это и вся аргументация? А как могут быть едиными подходы к гражданину и организации? В праве это невозможно даже из соображений масштабов залоговой ответственности) к разрешению споров с участием как граждан, так и организаций, а также споров с органами государственной власти и органами местного самоуправления предлагаю объединить Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд, для чего будет необходимо внести поправки в Конституцию России. Вопрос серьёзный, нужно всё тщательно продумать и взвесить. (Странно. Предложение внесено. Любому ясно, что это не предложение, а окончательное решение. Но только еще предстоит «тщательно продумать и взвесить». Правда, если это единственный способ создать рабочее место для целей демедведизации России, то дал бы бог такое решение довести до конца)

    Прошу Администрацию Президента, представителей органов судейского сообщества, парламента объединить свои усилия в этой работе. Просил бы вас подготовить к рассмотрению этот вопрос на осенней сессии. Сам проект закона будет внесён в парламент в ближайшее время.

    В России начал действовать институт омбудсменов, уполномоченных по защите прав предпринимателей, причём как на федеральном, так и на региональном уровнях. Бизнес-омбудсмен обладает действенными полномочиями по отстаиванию интересов бизнеса во взаимоотношениях с государственными органами власти.

    Эти полномочия, вплоть до права приостанавливать акты местного самоуправления, закреплены законом. Уже до конца текущего года общественные организации, включая объединения предпринимателей, получат право подавать иски в интересах неограниченного круга лиц из своих членов. По сути, наряду с институтом государственного омбудсмена возникает институт общественных омбудсменов в лице влиятельных, деловых объединений.

    «Мы не делим тех, кто создаёт в России производство и рабочие места, на отечественных и иностранных предпринимателей. Нам важен тот, кто делает дело, и мы стремимся создать для таких людей не просто хорошие, а наилучшие условия для работы».

    И ещё одно принципиальное решение, о котором хотел бы сообщить. Месяц назад, как вы знаете, состоялась встреча с представителями ведущих деловых объединений страны. Тогда было высказано предложение объявить амнистию по так называемым экономическим составам, тем более что российское законодательство радикально за последнее время изменилось и многие люди просто не были бы осуждены, если бы действовали современные правовые нормы.

    Разумеется, в вопросах амнистии нельзя торопиться. Нельзя допустить, чтобы на свободу вышли лица, совершившие действительно серьёзные преступления против государства, личности и собственности. Например, рейдеры, фальшивомонетчики или те, кто примитивно отбирал у людей квартиры. Тем более недопустимо оправдание тех, кто совершил преступления, связанные с применением или даже угрозой применения насилия. Проект постановления об амнистии доработан деловым сообществом и депутатами Государственной Думы. С этим проектом считаю возможным согласиться и прошу Государственную Думу его рассмотреть и поддержать. Рассчитываю, что это будет сделано в сжатые сроки, ещё до летних каникул.

    В соответствии с проектом амнистия затронет тех, кто совершил преступления в сфере предпринимательской деятельности, но осуждён впервые, кто возместил или согласен возместить нанесённый ущерб и убытки потерпевшим. Судимость с этих граждан будет снята.

    Подчеркну, решение об экономической амнистии не только восстанавливает справедливость, не только является актом гуманизма в отношении конкретных предпринимателей. Это возможность перезагрузить широкий спектр общественных отношений, работу нашей правоохранительной и судебной систем, реализовать наши планы по кардинальному расширению пространства для предпринимательской инициативы и в целом укрепить доверие граждан к институту предпринимательства. (Знает ли Президент какие деньги берут с предпринимателей «органы» при рейдерстве, ложных обвинениях в виде угроз открыть дело? До миллионов долларов. Как с этим-то бороться?)

    «Социальное измерение экономики будет играть всё более весомую роль. Нам нужны реальные перемены в жизни каждого конкретного человека, каждой семьи. Ради этого мы и работаем».

    Убеждён, развитие государства возможно только (Типичная стилистическая ошибка спичрайтеров и выборных технологов. Термин «только» означает, что это единственное условие. Как только так начинаешь понимать сказанное, то совершенно ясно, что это условие не является единственным. Т.е. фраза на деле стнановится профессионально слабой и неверной по существу) при условии общественного уважения к частной собственности, к ценностям экономической свободы и предпринимательского труда и успеха. (Да отчего же!!! А что, труд бывает только предпринимательский? В бизнесе, по формулам капитализма, труд как раз отъединен от предпринимательства, противопоставлен ему. Поскольку предпринимательство – это еще и рента, спекуляция, маржа, процент, а вовсе не труд. Труд предпринимательский (это в нашем проекте новой конституции так определено) тогда труд, когда он не выходит за определяемую государством и законом меру ренты на капитал! А вне этой границы – это капиталистический доход, а не труд. Порождает он несправедливость и безнравственность, что в итоге и ведет к революциям. А какое уважение может быть к наворованной частной собственности? Неужто неизвестно происхождение 95% российской частной собственности, начиная с чубайсовых ваучеров, залоговых аукционов и т.н. государственной поддержки реальному сектору в ходе кризиса 2008-09 гг., когда количество миллиардеров в стране выросло?)

    Уважаемые дамы и господа! В заключение вновь хотел бы вернуться к центральному вопросу – о человеческом капитале. Мы реализуем целый проект по сбережению нации, инвестируем ресурсы в человека, в его развитие. Особое внимание уделяем программам в сфере демографии и здравоохранения, серьёзно совершенствуем социальную сферу и все уровни образования, в том числе профессиональное образование. Мы видим демографические вызовы ближайших лет. (Зарплата сестры в медучреждении г.Королева – 10 тыс. рублей. Ставка профессора в МГУ – 20 тыс. рублей. Что творится с ЕГЭ и провалившейся болонской системой — общеизвестно).

    Но главное, мы понимаем, что социальное измерение экономики будет играть всё более весомую роль, и потому абстрактные цифры валового внутреннего продукта и промышленного роста при всей их важности не могут быть конечной целью нашей политики. Нам нужны реальные перемены в жизни каждого конкретного человека, каждой семьи. Ради этого мы и работаем, и я приглашаю вас к сотрудничеству.

    Спасибо большое за внимание.

    5 КОММЕНТАРИИ

    1. Иван, да так и есть. Но на мой взгляд, с учетом того, какой темп избрал президент, данную деятельность нужно было бы либо начинать раньше, либо уже сейчас активнее развертывать работу по формированию идеологии, в том числе, и для самого себя. Потому что, действительно, законы, Вами упомянутые, способствуют тому, что Россия постепенно уходит из-под влияния Запада. И я полагаю, что в этом направлении Путину удастся пройти достаточно успешно и эффективно. Но давайте на секунду представим, что России удалось скинуть с себя явные колониальные кандалы Запада. Что произойдет в этом случае? Будет ли пересмотрены итоги приватизации? Появятся ли в стране хоть какие-то референдумы? Будет ли русский народ в России чувствовать, что он в большинстве? Будем ли мы трезво оценивать и легко отказываться от таких инициатив, как ВТО, Болонская система или предложения от Высшей Школы Экономики? Будет ли в стране идеология? Если да, то принесёт ли она справедливость? Будет ли Парламент отражать народные чаяния, а не желания элит? Какая будет доля госсобственности в экономике? Ответы на эти вопросы сейчас, на мой взгляд, выглядят пространными, потому что всерьез во власти ими никто не занимается. И это не значит, что не нужно помогать Путину отбиться от Запада! Безусловно нужно. Но при этом не нужно думать, что этот человек очень компетентен в решении перечисленных мной вопросов. Скорее всего, эти задачи лягут на других людей, в том числе и нас с Вами.

    2. Путин действует по-тихому, никаких размахиваний шашкой. 1) закон про имущество чиновников за рубежом. — это первый шаг на пути формирования отечественных элит или переформатирования того что есть (люди должны выбирать, бизнес или власть). Туда же можно отнести закон «Димы Яковлева» в котором остальные 4 пункта совсем не о детях. 2) Законы про «иностранных агентов» — им ничего не будет пока, но Путин показал народу: «вот кто вами управляет, кто пишет законы РФ по указке американских начальников и на их деньги, проводит карательные операции в интернете, на Болотной и т.п.».
      Дальше нужно браться за СМИ — но их переформатировать будет очень сложно, запрет на цензуру со стороны правительства, только через самоцензуру и систему рейтингов. Главное — это информирование народа, без СМИ это невозможно. Тема суверенитета в центральных СМИ запрещена.
      Пока вокруг почти сплошные враги, «затишье» моментально пройдет при первом же неподготовленном шаге.

    3. Иван, во многом согласен с Вами. Но я убежден, что предпринимать какие-то решительные действия нужно было в период затишья, когда все было мирно и спокойно и никто в элите не ожидал резких поворотов. В тот период риски были гораздо меньше. А сейчас мы приходим к ситуации, когда экономический спад и тупиковость работы почти всех ветвей власти будет вынуждать президента срочно искать кардинальные меры и предпринимать решительные шаги. Но делать ему это придется в период, когда внутриэлитная война уже перешла в горячую стадию (см. последние истории с Якуниным, например), а поддержка народа будет слабее.

      Представляете, что бы было, если бы Сталин откладывал и откладывал зачистку пятой колонны в элите, в конце-концов дождавшись войны?!

    4. Степан Степанович, вы же должны понимать, что Путин не может ни слова сказать о сути происходящего, о том, что страна фактически находится под внешним управлением и не является самостоятельной (грубо говоря, оккупирована как Польша Советским Союзом после 1945 года). Тем более на встрече с командирами оккупантов. Не может он поставить ни одного вопроса ребром, только в очень обтекаемой форме.
      Хуже того, все элиты России стали за 90-е годы уже не нашими, а американскими. Путину не на что опереться, пока у большинства народа мозги находится под полным контролем СМИ (которые тоже не в интересах РФ работают на 98%).

    5. Идею о необходимости кардинальной смены всей экономической политики, а, значит, и 90% команды, мало осознать (видно, что осознание медленно начинает приходить только сейчас). Для ее реализации нужна редкая решительность, и, что самое невероятное, отказ от принципа «своих не сдаю». Пока не вижу оснований для того, чтобы наш руководитель с этим справился. Кроме того, давно уже было пора организовать кузницу кадров, из которой выходили бы специалисты для реализации новой экономической политики. Но и даже без нее можно было бы помимо Глазьева задействовать некоторых из тех, кто сейчас активно болтает языком, таких, как Хазин, Болдрырев, Бабкин. Плюс нанять нескольких толковых специалистов из Белоруссии или, может, даже из Китая.