Ноябрь стал горячей порой для далекого от России государства. В Зимбабве был отстранен от власти политический долгожитель, при котором выросло не одно поколение граждан. Ничего вам эта картина не напоминает?

Претендент на должность президента Степан Сулакшин , усмотрев в этом явную аналогию с российской действительностью, предупредил о том, до чего может довести длительное восседание на царском троне при явном кризисе в стране:

«Есть в большой политике некоторые парадоксы. Например, диктаторы, автократы, руководители уверены, что их рейтинг 86% подтверждает любовь народа, устойчивость режима и пожизненное властвование. Что некогда улыбчивый Горбачев. Что борец с привилегиями, любимец масс Ельцин.

Очередной пример такого заблуждения дало африканское государство с диктатором Мугабе. 95 лет, из них свыше сорока лет у власти, недавно переизбрался, все хорошо. Однако до столетия диктатор не дотянул, военные совершили переворот, арестовали и дают новый шанс государству. В росзимбабве тоже хвалятся 86%, 18 годами у власти нынешнего президента, который по всем реконструкциям намерен править пожизненно. Вариантов много — смена конституции, премьер сбегает за пивком, поменяются местами в очередной раз и тому подобное. Главное заблуждение в том, что социологи двора ея величества, дающие заоблачные рейтинги, „гарантируют“. Никаких гарантий нет, рейтинги на самом деле фальшивые. Действуют даже не только технические фальсификации, но еще и психологическая кодировка населения, которое лжет не только интервьюеру, но и самому себе.

Реальный рейтинг Путина сегодня 25% и продолжает падать. Правлению российского автократического руководителя осталось не более трех-четырех лет. Но сколько еще беды принесет стране этот хвост затухающей кривой.

 

Есть ли в стране национальная совесть, национальный ум, национальная ответственность как институты большого народа и большого государства, способные осознать этот факт и отвести страну от трагического конца путинской истории? Прогнозный трагизм заключается в том, что он может стать историческим и геополитическим концом и самой России. Потенциально альтернативное историческое предложение стране есть. Но как трудно ему пробиться через политический напалм, выжигающий из Кремля политическое поле страны. Ложь, административный ресурс, политический репрессинг, оголтелая пропаганда — все свидетельствует о том, что попытка пожизненного правления Путина стала кремлевской самоцелью. Попытка будет неудачна».

Как говорится, спасибо за все хорошее, что было, простим за все плохое, до чего довели матушку-Россию, но пора и честь знать, Мистер пожизненный Президент.