СЛУХИ О СМЕРТИ ПУТИНА — ПРОБНЫЙ КАМЕНЬ

    1
    896

    В обширном медийном потоке появилась тема здоровья Президента России. Два-три дня шёл вброс, что Путин умер. Что кроется за этим событием?

    В данном случае применена спецтехнология. В армейских операциях она называется «разведка боем». Известный философ Козьма Прутков говорил: брось камень в пруд и наблюдай за расходящимися кругами. Совершается вброс в среду врага с целью обнаружить её сущностные свойства и слабости враждебной системы – информационно-медийной, политической, государственно-управленческой. Далеко не в первый раз применяется технология разведки боем, технология пробного камня.

    К примеру, есть такой «Проект «Россия» — анонимное четырёхкнижие, изданное тиражом по 60 тысяч экземпляров каждый том. Будучи блестяще и талантливо написанным на русские патриотические, государственнические темы, этот «проект» был заброшен в массовое сознание страны с тем, чтобы увидеть отклик общества: насколько оно этим идеям привержено, какие именно инфраструктуры находятся в самом активном отношении к тематике патриотизма, русскости, цивилизационной идентичности, православия, и так далее. По некоторым свидетельствам, эти тиражи оплачивались в виде зарубежных грантов. Моё предположение об авторе данной работы возмутило того самого человека до традиционной для него пены изо рта. «Проект Россия» — это тоже разведка состояния России, масштабное изучение социокультурного потенциала страны. Нас проверяли на прочность, потому что в борьбе нужно знать ресурсы врага с целью их уничтожения.

    Что именно проверяли в случае с пробным камнем про болезнь и смерть Путина?

    Моделировали ситуацию, когда Путин уйдёт (что когда-нибудь обязательно произойдёт по естественным или экстраординарным причинам). Что в таком случае будет происходить в стране? История показывает, что при пирамидально устроенной политико-государственной системе возникает переходный период, связанный с грызнёй за власть, интригами, элементами переворота, который генерирует колоссальный риск случайностей и шараханий в политике, в макрорешениях. Вспомним смерть Сталина и борьбу за власть. Вспомним 1991 год – какая хаотизация возникла на пересменке власти и системы. И давайте предположим, что произойдёт в нынешней России, если вдруг наступит резкая смена власти. В ядерной державе, когда уже некуда вывозить ядерные боеголовки, как в 1991 году из осколков СССР в Россию.

    Возникает важный вопрос: а что за государственная система создана в Российской Федерации, если тема смена лидера и власти порождает столь серьёзные риски и угрозы? Почему-то в США меняют кока-колу на пепси-колу, демократов на республиканцев и наоборот – и никаких особенно значимых скачков, изменений и рисков не возникает. А у нас риски в таком случае огромные. Что это за такая система? Не так давно по совершенной дурацкой инициативе из администрации Президента её назвали «суверенной демократией». На самом деле, это довольно презрительная пометка, которую Дик Чейни применил к бывшим советским государствам. Довольно глупая с профессиональной политологической точкой зрения.

    В реальности же речь идёт о диагнозе монополизации власти, ликвидации конституционного механизма разделения властей по вертикали и по горизонтали и очень серьёзной степени автократизации бюрократической модели государства и политической системы, которая сопровождается либерально-космополитической либеральной платформой в интересах меньшинства населения и геополитических оппонентов России.

    Традиция власти русского типа (автосубъектной власти), выстроенная издревле, форматирует взаимоотношения общества и государства, кондиции самого общества, которое вовсе не является и никогда не будет гражданским обществом Западной модели. Что может балансировать уязвимость существующей ныне пирамидальной системы? Когда слишком многое зависит от одной персоны, её здоровья, её интеллектуальных, человеческих, гражданских способностей.

    Общество. Давление на власть. Формирование власти через выборные процедуры. Отбор лучших. «Социальный лифт». Очевидно, что в современной России эти механизмы не работают: общество заморожено, выборные процедуры фальсифицированы и в значительной степени искажают волю людей. Но на самом деле само общество не готово к отбору и поддержке наиболее дееспособных представителей во власти.

    Тогда, может быть, нужна административная вертикаль? Но в условиях монополизации она превратилась в казарму – окостеневшую систему, в которой информацию идёт только сверху вниз, а снизу вверх искажается чрезвычайно сильно. Поэтому этаж принятия решений находится в поле искажённой информацией, и у лиц наверху слабая степень адекватного представления о том, что на самом деле происходит со страной.

    Партийная система в виде «Единой России»? Нет, это не партия, а совершенно суррогатная система, административно-бюрократическая пристройка к монополии. Она никак не балансирует уязвимость пирамидальной конструкции.

    Внешние силы и внутренняя «пятая колонна»? Да, это серьёзный фактор, но это контрфактор с точки зрения устойчивости и безопасности российского развития. Удивительная вещь: есть такой информационный Интернет-ресурс newsru.com, на главной странице которого была надпись «в связи с перебоями электричества в Нью-Йорке в условиях урагана, на нашем сайте могут быть сбои» в информации, которую кушает всё российское население и я в том числе.

    Последний фактор – Церковь. Да, это единственная серьёзная сила, которая может балансировать уязвимость автократичной системы. Именно потому в её адрес раздаются выстрелы и провокации.

    Политическая и государственно-управленческая система России уязвимы. Они должны стать иными. Какими? Должна появиться настоящая политическая оппозиция – профессиональная, ответственная и готовая к реальному государственному управлению, а не болтающая и совершенно беспомощная в профессиональном смысле.

    Должно возникнуть настоящее содержательное оппонирование по выбору наилучших государственно-управленческих решений и соответствующий дискурс.

    В теории количественно-политического спектра, развитой в нашем Центре, очень хорошо видно, что на сегодня пространство дискурса, генерирующего лучшие управленческие решения, свёрнуто, заморожено. Но этот инструмент может заработать и снизить ту самую уязвимость политической системы. Конечно, выборы — отбор лучших и их делегирование во власть — должны стать настоящими: без суррогатных партийных списков, по схеме групповой кооптации, с детальным контролем и уголовной ответственностью за любые мельчайшие случаи фальсификации выбора общества. Такая модель описана в проекте новой Конституции нашего Центра.

    Лидер, который создал бы такую государственную систему, формируя себе оппонентов, на самом деле усилил бы себя. Сегодняшняя система и её лидер в этом плане очень уязвимы, и для страны это очень опасно.

    1 КОММЕНТАРИЙ

    1. Бесспорная мысль-«должна появиться настоящая политическая оппозиция…»А кому должна и откуда она появится?Убежден- оппозиция может появиться только с новым лидером, сопоставимым по популярности с действующим правителем.Если посмотреть правде в глаза-нет у нас сейчас такого.И что же делать, чтобы он появился?