Проверка «Особых экономических зон» на эффективность

    3
    685

    151220072242_original_OEZ_w1200Владимир Путин поручил Генеральной прокуратуре, Счетной палате, Росфинмониторингу и Налоговой службе проверить расходование бюджетных средств, выделенных на АО «Особые экономические зоны». Результаты расследования они должны предоставить до 1 апреля 2016 года.

    Акционерное общество «Особые Экономические Зоны» — агент по управлению развитием системы особых экономических зон в стране. Напомним, что родились они в 2005 году, включая в себя несколько направлений: от туристического и игрового (казино), до технико-внедренческого. Сам по себе институт «Особых экономических зон» в мире известен, достаточно напомнить, например, о «Силиконовой долине». Главное назначение этих зон — создание законных зон преференций для привлечения инвесторов, проведение мощных прорывных инноваторских разработок, внедрение их в массовое производство, и, таким образом, ускорение развития реального сектора.

    Цели института «Особых экономических зон» можно только приветствовать. Трудно, конечно, совместить эти задачи для зон промышленного развития и зон для создания казино. Особенно в нашей стране, в которой большая часть населения живет в режиме выживания, где от кризиса до кризиса проходит всего несколько лет. Не случайно игровая зона «Азов», которую выстраивали в Краснодарском крае в чистом поле, — фактически обанкротилась и на данный момент закрыта. Частным инвесторам, успевшим вложиться в проект, бюджет даже выделил компенсацию за потери.

    Наблюдаем ли мы за эти 10 лет какой-либо эффект от этих зон в национальной экономике? Посмотрим на цифры этого года. Инвестиции в стране упали на 5.7%, индекс промышленного производства на 3.3%, Валовой внутренний продукт на 3.7%, обрабатывающие производства на 5.3%. Почему это произошло? «Особые экономические зоны» — это дополнительный целевой экономический механизм, который не может собою заменить основную финансово-экономическую политику страны. Она же за эти годы не поменялась. И суть ее заключается в либерально-монетаристской космополитической доктрине, а именно в следующих положениях: суверенные государственные инвестиции в развитие минимизируются всего лишь до нескольких процентов от общих валовых накоплений. Кредитные ресурсы суверенного происхождения делаются недоступными за счет непомерной по отношению к рентабельности ставки рефинансирования ЦБ РФ и по цепочке производных кредитных ставок коммерческих банков. Бизнес выталкивается на кредитование за рубежом. Это как выясняется, носит политически обремененный характер и попадает под санкционное перекрытие. Ставка делается на иностранные инвестиции, которые не только остановлены санкционным давлением, но в принципе не соответствуют интересам внешнего инвестора, который в последние годы стал переходить на кредитование. Все это приводит к вывозу капитала и валовой добавленной стоимости из страны.

    Не случайно до сих пор в России соотношение экспорта к импорту далеко от единицы и превалирует в пользу экспорта. Россия — донор зарубежных экономик. Ставка на внешние инвестиции глубоко ошибочна еще и потому, что условия инвестирования диктует инвестор. Российское государство пытается подстраиваться под его интересы, создало в том числе «Особые экономические зоны», но это всего лишь локальные инструменты, которые никаким образом не соединяют интерес внешнего инвестора с потребностями развития нашей страны. В российской экономике есть сферы высочайшей рентабельности — сырьевая область, финансовая деятельность, но и сферы низкой рентабельности и убыточные. Это очень обширные сферы, которые затрагивают почти 30–40% предприятий страны. Они имеют место в социальной, оборонозначимой, инфраструктурной сферах, за которые отвечает государство. Но либеральная доктрина России этот закон игнорирует. Поэтому макроэффекта от более чем 10-летнего применения специальных инструментов АО «ОЭЗ» в России не видно. Больше того, и не будет потому, что глубоко ошибочна финансово-экономическая политика российских властей. Достаточно сказать, что демонетизация российского рублевого пространства на сумму примерно 100 триллионов рублей не оставляет никаких шансов на преодоление инвестиционного голода и развитие сектора реальной экономики. В народе в таком случае обычно говорят, что это вроде как «мертвому припарки», подразумевая в данном случае АО «ОЭЗ».

    Но ситуация еще хуже, потому что процесс развития так называемого приватизированного государства в стране продолжается. Не только откровенно наглая схема «Платона», переводящая государственные ресурсы из налогов в частные доходы, но и «Особые экономические зоны» тому пример.

    Изобретателем стал еще Анатолий Чубайс, создавая и совершенствуя ОАО «РОСНАНО», как инструмент перекачки государственных ресурсов в частные карманы. Тогда прозвучала заветная формула — временно свободные бюджетные средства. Получив сотни миллиардов рублей на баланс «РОСНАНО», их стали нецелевым образом прокручивать в тривиальном режиме финансовых операций, получая соответствующие дивиденды, и не создавая материальной доходообразующей базы. Поэтому спустя годы, «РОСНАНО» и главный его попечитель и изобретатель Анатолий Чубайс сделали новое изобретение, — объявлять бизнес-предприятия планово убыточными. Когда-то Чубайс забивал последний гвоздь в гроб советской экономики и коммунизма, которую как раз и критиковал в пух и прах за планово убыточные предприятия. А сегодня сам породил подобную химеру либеральной монетаристской космополитической и далеко не рыночной экономики. Это упражнение с прокручиванием так называемыми временно свободных бюджетных средств наблюдается и в АО «ОЭЗ».

    Факты известны, но поразительным является то, что проверка инициирована в результате общественной инициативы. Поручена проверка Генпрокуратуре, Счетной палате, Росфинмониторингу и Налоговой службе. Но почему не эти самые органы и организации провели такие проверки, почему не они возбудили административные, дисциплинарные и уголовные дела? О таковых не слышно.

    Почему наконец не сработала ФСБ РФ в части нанесения ущерба государственным ресурсам национальной экономики. Ведь по сути дела это констатация неработоспособности контрольно-надзорных правоохранительных институтов государства. Их начинает замещать общественная инициатива. 

    Мы конечно понимаем, что эта инициатива резко стухнет как только пройдут выборы ГД РФ в 2016 году, резко активизируются перед выборами президента Владимира Путина в 2018 году и вся история представляет собой фактически диагностику приватизированного государства. Рассчитывать на то, что ОЭЗ в условиях развитого коррупционного института, в условиях кризиса и в условиях либеральной монетаристской космополитический финансово-экономической политики страны могут стать фактором развития, — не приходится.

    3 КОММЕНТАРИИ

    1. Хочу поделиться Библейской экономической формулой, которую сформулировал Господь через Апостола Павла.

      13. Не требуется, чтобы другим было облегчение, а вам тяжесть, но чтобы была равномерность.
      14. Ныне ваш избыток в восполнение их недостатка; а после их избыток в восполнение вашего недостатка, чтобы была равномерность,
      15. как написано: кто собрал много, не имел лишнего; и кто мало, не имел недостатка.
      (Второе послание к Коринфянам 8:13-15)

    2. По факту в России вот уже 25 лет с 1991-го происходит деиндустриализация страны, превращение экономики в экономику феодального типа, основанной на ренте природных ресурсов. Путиномика только ускорила и усилила феодализацию страны, приватизировав и разрушив практически все, что не связано с добычей сырья.

      Цитата в тему. А. Кунгуров: «…Для индустриальной экономики низкие цены на энергоносители — благо. Для феодальной рентной экономики — приговор. Индустриальная экономика — это экономика высокой прибавочной стоимости, когда в цене конечного продукта доминирующую часть занимает стоимость труда. Постиндустриальная экономика — экономика сверхвысокой прибавочной стоимости, когда в конечной цене основная часть — доля ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТРУДА.

      А феодальная экономика ренты — экономика отъема ресурсов у природы. В цене барреля доля труда нефтяника — ну, пусть 10%. Остальное — подарок природы…»

      Плюс «…Эволюционное развитие невозможно. Следовательно, необходима социально-политическая революция. Российская империя рухнула, не справившись с трудностями военного времени.
      Сегодняшняя Россия издыхает без всякой войны. Будете и дальше прятать голову в песок, убеждая себя, что все будет путем: баррель по 200, а доллар по 30, и заживем, как встарь, меняя нефть на бусы?
      Я напомню, что стало с папуасами, когда у них кончилось золото для обмена на стеклянные бусы — их вырезали или обратили в рабов. Вот в этом и заключается ваше будущее. А кто вас будет вырезать или бить кнутом на нефтяных плантациях — американцы, китайцы или эффективные менеджеры из туземной администрации — не важно…»

      Кунгуров прогнозирует примерно те же сроки Путинопада, смены прогнившей либерастной парадигмы, что и центр Сулакшина.

      • Вы приводите тезис Кунгурова: » Индустриальная экономика — это экономика высокой прибавочной стоимости, когда в цене конечного продукта доминирующую часть занимает стоимость труда.»

        Ну, блин, политэкономы!
        Стоимость труда и прибавочная стоимость разные понятия и никак не взаимодействуют.
        На цену конечного продукта, как необходимого продукта — товара, стоимость труда влияет.
        А вот прибавочную стоимость «прилепить» к товару ещё никому не удавалось.Прям какая то «Новая Политическая Экономия» по Лебедеву.(см. сайт «Альтернативы»)

        «Индустриальная экономика» — это плановая экономика, «экономика» труда, «экономика» планирования необходимого продукта(НП). Только при такой «экономике» создаётся Прибавочный Продукт(ПП) — основа накопления богатств.
        Ну и учёные стали у нас из плохих студентов!.

        Далее, по Кунгурову: » Постиндустриальная экономика — экономика сверхвысокой прибавочной стоимости, когда в конечной цене основная часть — доля ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТРУДА.»
        Вот с такими «экономистами» у власти и распался СССР. Вы всё равно не поймёте, а жаль.