О Конституции и национальной идее России на «Эхо Москвы»

    1
    670

    Вчера побывал на «Эхо Москвы» в программе «Разворот». Рассказывал довольно специфической аудитории о том, что существуют не только либеральные ценности, но и другие — традиционные, русские цивилизационные. Слушали внимательно. По крайней мере, ведущие программы.

    Постарался сказать самое главное, и вроде бы получилось. И тем не менее это даже не сотая и не тысячная доля того, что создано сотрудниками Центра в рамках 6-томника «Национальная идея России». Поэтому если хотите начать изучать идею, но пока по каким-то причинам не можете заказать книгу, то рекомендую ознакомиться с тезисными выдержками из неё на сайте Центра.

    Слушайте аудиозапись (с 5й минуты) — С.Сулакшин в передаче «Разворот» на «Эхо Москвы»

    Или читайте текстовую расшифровку (под катом).

    И помните: Россия должна быть всегда и будет всегда!

    ***

    А. ДУРНОВО – «Эхо Москвы» представляет Степана Сулакшина — российского политического деятеля, генерального директора Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, депутата ГД первого и второго созывов. Добрый день.

    С. СУЛАКШИН — Добрый день.

    А. ДУРНОВО – Будем говорить на тему – нужна ли России новая Конституция. Ваши вопросы присылайте на номер +7-985-970-45-45.

    М. МАКСИМОВА — Буквально через несколько дней пройдет презентация масштабного исследования национальной идеи России, которая даст ответ на один из самых насущных вопросов, как должна быть устроена Россия, чтобы быть успешной и даже проект новой Конституции. У нас в принципе в последнее время регулярно звучат предложения от различных политиков внести те или иные изменения в Конституцию. Поправить ту или иную часть основного закона. Поэтому тема действительно актуальная. Здесь получается, вы нашли ответ на этот вопрос.

    С. СУЛАКШИН — Во-первых, немножко подправлю свою презентацию. Я не политический деятель, доктор наук, дважды доктор наук, профессор, ученый. Который эти вопросы изучает достаточно строго со своими товарищами и коллективом. Что касается предложения разных родов поправок, то слово сказать просто, а вот сформулировать новый текст, новое решение проблемы, причем таким образом, чтобы при его реализации оно принесло те плоды, которые ожидают, и не только одна какая-то узкая лоббирующая группировка и один какой-то герой. А имея в виду, что Конституция, как и национальная идея это принадлежность всей страны, очень разнородной страны. Очень много разных людей и старых и молодых, и селян, и горожан, живущих на востоке и западе, работодатели наемных работников, вся социальная материя, ткань создана из конфликтов. И вот найти такие формулы, которые уважают достоинство всех без исключения, и особенно больных, сирых и убогих как в семье, в которой каждый член дорог, найти такие формулы устройства страны, экономического, социального, гуманитарного, регионального, внешнеполитического, политического, партийного, выборного, какого угодно, десятки вызовов. Вот найти те формулы вещь очень непростая. А жизнь действительно показывает, насколько непросто не только найти, но еще и воплощать в жизнь.

    А. ДУРНОВО – Скажите, пожалуйста, все-таки чем плоха, несовершенна нынешняя Конституция?

    С. СУЛАКШИН — Во-первых, ничего нет необычного в том, что общество и государство подстраивают под изменяющуюся среду условия жизни свои основные законы. Вот по всем странам и истории человечества средний срок жизни Конституции около 15 лет. Нашей уже…

    М. МАКСИМОВА — 20 скоро будет.

    С. СУЛАКШИН — Да. 1993 год.

    А. ДУРНОВО – А американская 200 живет.

    С. СУЛАКШИН — А поправочки, во-первых, во-вторых, Америка не единственная страна в мире. И тут еще очень важная вещь. Подсказки и опыт отдельных стран как отдельных цивилизаций хороши для них самих, как для зайчика. А вот для щуки в море они уже не подойдут. Там другие цивилизационные, культурные и вот эти сложные коды успешности в соответствующих средовых условиях и внешних и внутренних. Что касается сегодняшней Конституции, то она свою историческую роль сыграла. Мы помним, что она рождалась практически в условиях гражданской войны. На пороге гражданской войны. Я был тогда представителем президента России и очень хорошо понимал, что вот уже начинается литься кровь. Она собрала ситуацию в некий такой кулак, узел, позволила стране искать новый путь, искать свой новый облик. Но ведь не найден этот облик, и сегодняшние события показывают. Мы пришли примерно к похожей точки разногласий, неустойчивости, угроз и вызовов. Почему? Ну, например, потому что высшая ценность на сегодня нашей страны объявлены свобода и права человека, и практически все. Сама страна, отечество, родина, достоинство человека, нравственность, человеческие качества за скобками. Права и свободы заявлены, но ответственности и обязанности не заявлены. Более того, вы удивитесь, но российское государство, государственный чиновник, должностное лицо, не несет по этой Конституции никакой ответственности за результаты своей деятельности. Вот практически так и написано. Потому что сказано: в ведении находятся такие-то вопросы. Но не чиновник, государство и орган отвечает за результаты своей деятельности в такой-то сфере. Вам кажется, это может быть юридическая политическая правовая казуистика. Но это проекция на жизнь. Мгновенная проекция. Не существует принципов, которые балансируют интересы между работодателем собственником и остальным населением наемного труда. Это главный конфликт, который порождает революцию. Мы идем сейчас полным ходом к революции. Суверенитет страны. Там написано, что у России нет государственного суверенитета. Почти такими словами. Потому что общепринятые нормы и принципы международного права безоговорочно составная часть национального законодательства. Такого не бывает. А результат знаете в чем, например, в том, что важнейшая эмиссионная функция ЦБ России, который свернул национальную денежную рублевую массу, по сравнению с Китаем в 7 раз. У нас дефицит инвестиций и так далее. Он это сделал по рецептам (неразборчиво), когда внешние агенты, внешние обстоятельства управляют эмиссией национального финансового регулятора. Где суверенитет. Суверенитета нет. И там очень много таких важнейших недоработок я бы так сказал. Даже неграмотности есть языковые. Поэтому нужно искать, глядя на реалии, на новые конфликты, на их обнажение, новые формы регулирования, которые бы работали, вы правильно вспомнили про американскую Конституцию, не 15-20 лет, а хотя бы лет 100-150.

    А. ДУРНОВО – Степан Степанович, все-таки ваше мнение, нужно принимать новую Конституцию или вносить большой пакет поправок в старую?

    С. СУЛАКШИН — Поправки вносить безнадежно, потому что это системная концептуальная Конституция, она для своего времени была очень идеологизированная, хотя и запрещает государственную идеологию, тем самым, запрещая, кстати, национальную идею страны, набор высших ценностей страны, объединяющих разнородное население. Нет, нужна конечно новая Конституция, но в нее переходит целый ряд оправданных, апробированных этим двадцатилетием новых формул, которые там подправили нашу историю относительно периода Советского Союза.

    М. МАКСИМОВА — Вопрос от нашего слушателя. Виктор пишет: а национальная идея «жить хорошо» вас не устраивает?

    С. СУЛАКШИН — А хорошо жить еще лучше. Известное дело. Нет, здесь важнейший и глубочайший философский вызов для человека. В чем смысл жизни. Жизнь есть без разума, без сознания, без нравственного начала, биологическая жизнь. И там смысл просто жить. И там чем лучше жить, чем больше кушать, чем больше самок иметь, чем больше территории пометить по утрам, подняв лапку, тем сильнее реализуется тот смысл жизни. Но ведь мы люди. Наш смысл это быть человеком. Это не только хлебом единым. Это еще быть и нравственным, быть коллективным, быть милосердным, быть не стяжательным, быть трудолюбивым, быть любвеобильным. И 12 есть очень строгих характеристик, которые мы вычислили математически, и они означают…

    М. МАКСИМОВА — Это какие?

    С. СУЛАКШИН — Я их перечисляю. Либо труд, либо присвоение, рентное ростовщическое, либо бандитизм. Либо семья, дети и любовь в этом смысле, либо секс, либо еще есть такая контрчеловеческая, античеловеческая картина, античеловек. Либо извращения. И вот эти три позиции биологическая, очеловеченная, кстати, религия давно об этом сказала. По образу и подобию человек тогда человек, когда он этими характеристиками обладает. Поэтому чтобы жить просто жить, просто быть как животному, да, жить хорошо, кушать и так далее. А чтобы быть еще при этом человеком, нужно еще кое-что в жизни совершить.

    М. МАКСИМОВА — Ира пишет: не в Конституции дело, а в ее исполнении даже в ущерб властителей. И тут еще одна sms, что и статьи сегодняшней Конституции не соблюдаются. Поэтому какой смысл менять.

    С. СУЛАКШИН — Это верно и неверно. Но если сам основной закон закладывает мины в жизнеспособность страны, есть такой показатель в науке – жизнеспособность страны. Она может умереть как в 1917 году и в 1991 году. И вот по множеству этих показателей, их около 70, сегодняшняя Россия тоже направляется, как мы говорим в сферу неуспешности. И направляет ее, конечно, национальное законодательство.

    А. ДУРНОВО – Простите, в сферу неуспешности или сферу смерти?

    С. СУЛАКШИН — Сферу неуспешности, в которой есть порог, за которым наступает геополитическая смерть страны. На сегодня траектория движения к этому порогу. А что касается Конституции, основного закона, она конечно не полностью реализуется, как и любой закон. Но она все-таки реализуется, и когда мы видим, что она не востребует, не активирует цивилизационные, ценностные накопления русской российской цивилизации, нашей тысячелетней страны, а пытается привнести ей опыт и рецепты других страны и цивилизаций, успешных в их условиях, при их менталитете, то это очень ошибочное решение. Оно и реализуется сейчас. Здесь можно не очень любимого сегодня, в том числе на вашем замечательном радио, критикуя Путина, вспомнить его слова, они впервые, кстати, зазвучали и при всей нашей критике мы их отметили. Это резонансные слова. Культурно-цивилизационные коды страны вещь очень значимая и важная. А с научной точки зрения это как генетические коды для биоорганизмов. Это социальные коды успешности сложной социальной внутри себя конфликтной системы, называемой страной.

    М. МАКСИМОВА — У вас уже есть определенный наработанный материал.

    С. СУЛАКШИН — Шесть томов. 4 тысячи 800 страниц. И 170 страниц текста новой Конституции.

    М. МАКСИМОВА — Очень большой материал. Вы намерены кому и как это предложить?

    С. СУЛАКШИН — Очень правильный вопрос. Очень для нас резонансный вопрос. Вообще для любого ученого, когда он уходит в другую жизнь, стоит вопрос, а что после тебя останется. После тебя останутся книги, тексты, идеи, ученики, и то новое состояние общественного сознания, в который ты вносишь какой-то вклад. Конечно мы передаем это экспертному сообществу. Политическому сообществу. Мы рассылаем…

    М. МАКСИМОВА — По партиям?

    С. СУЛАКШИН — В том числе по партиям, фракциям, депутаты, губернаторы, законодательные собрания.

    М. МАКСИМОВА — В «Единую Россию» будете отправлять?

    С. СУЛАКШИН — Безусловно, конечно. Там очень много сказано по поводу этого неудачного очередного эксперимента. Конечно, мы передаем это и первым руководителям страны. И опять повторяю, притом, что там есть очень значительный критический в их адрес посыл. Мы видим очень серьезные ошибки, заблуждения. Действия, которые просто вредоносны для страны. Но при всем том, в отличие от некоторых очень звучных активистов, свою страну надо уважать, даже в формальном смысле. Если президент избран, то это наш президент, какой бы он ни был. Как бы мы его ни критиковали. Мы критикуем своего президента, а не какого-то чужого. Вот это некое различие нашей позиции от той, которая сейчас широко известна.

    А. ДУРНОВО – Вопрос от нашего слушателя Михаила: может не Конституцию нужно менять, а гаранта?

    С. СУЛАКШИН — Может быть. И конечно, мы все мечтаем о том, чтобы лидер страны, особенно с автосубъектными, автократическими историческими традициями построения социума и взаимодействия государственной и общественной системы, был бы умный, совестливый, креативный, мощный, лидер по всем своим показателям. Но вы же понимаете, такого не бывает. Всегда бывает какая-то профилограмма, что касается нашего президента, у него есть и такие и другие черты. Но главное что это наш президент, тот, который есть. И можно либо ходить кричать – долой, долой и давайте, а кого другого поставим. Вот из этих вопрошающих вопиющих посмотрите на экран телевизора и представьте себе любого из них на месте президента. А потом задайте вопрос, что будет со страной. Так вот, мне кажется, что для ученого, эксперта, проектанта государственных управленческих решений, гораздо конструктивнее искать эти решения, и передавать во власть. Это и есть миссия, функция гражданского общества. Ведь наука, интеллект, профессиональность, она не в чиновных кабинетах.

    М. МАКСИМОВА — Но представляете, если там нет желания менять, это можно передавать бесконечно.

    С. СУЛАКШИН — Большущая проблема. Но если ничего не передавать, если вообще в стране не выработана идея, профессиональная балансирующая, собирающая, а не раздирающая страну, то и предлагать и передавать нечего. Надо это сделать. Долг ученого, он в этом на мой взгляд и состоит. А дальше уже конечно, в силу вступает долг гражданина, долг патриота, долг человека, для которого дорого твое отечество…

    М. МАКСИМОВА — Это у кого такой долг должен наступать?

    С. СУЛАКШИН — У меня наступает. У моих товарищей. У очень многих людей он наступает. Надо даже быть объективно-справедливым и полагать, что любое выборное лицо и премьер, и президент, и министры это тоже люди на самом деле. Живые. Как мы с вами. У них тоже есть эмоции, переживания, есть дети, есть какие-то мечты, какие-то представления и о патриотизме и долге, и о ценностях. В разных пропорциях, но есть. Поэтому если так отнестись к этим несчастным людям, почему несчастным, потому что я на своей судьбе знаю, что такое быть на вершинах власти, представителем президента, депутатом ГД, верховного совета СССР. Вы забудете про личную жизнь, про какие-то человеческие возможности, шалости и слабости и тому подобное. Это особый мир…

    М. МАКСИМОВА — Вы думаете это возможно?

    С. СУЛАКШИН — Как видите, многие туда стремятся, многие на этих постах оказываются. И тут самое важное видимо, соединять потенциалы, каждый должен заниматься своим делом. В Америке две тысячи science… и они помогают властям находить наиболее эффективные решения. И там принципиально они независимы от государственной власти. Потому что мысль, идея, научное решение они должны быть объективными, они не должны зависеть от приказа. От административного окрика. Мечтаю, это нужно в нашей стране. Если бы сейчас Путин создал национальный институт междисциплинарного моделирования и проектирования государственного управления страной, кто бы туда ни пришел и как бы критично к нему ни относился и ни подавал несовпадающие идеи, это было невероятно полезно, потому что был бы виден выбор, альтернатива решений, контраста для сегодняшних решений. И может яснее было бы, как в зеркале видно, насколько ошибочно…

    А. ДУРНОВО – Возвращаясь к национальной идее. А возможно ли вообще существование национальной идеи в настолько многонациональном государстве?

    С. СУЛАКШИН — Конечно. Это одно из требований как мы говорим, граничное условие задачи. Вот я ученый, передо мной политики, вы граждане, общество поставило задачу – найти национальную идею. С чего начинаем. Мы все разные. Старые, молодые и тому подобное. Национальная идея должна быть единой на всех. Давайте поищем, что для всех столь разных является единым. И мы действительно по-честному перебирали. Одна единственная вещь, это наша страна, наша родина. Это земля предков, та оболочка, которая дает нам и блага, и жизнь, и защищает. И гарантирует будущую уверенность относительно жизни наших детей. Так вот эта идея нами и сформулирована, сейчас я произнесу ее в девизном таком наклонении. Но потом скажу, что кроется за этой простой формулой. Моя страна должна быть и должна быть всегда. А страна как живой организм, она тысячу лет назад родилась младенцем, но она потом болела, смута, она испытывала внешние удары, внешнюю агрессию. Она дважды умирала. Клиническая смерть наступала, геополитическая, историческая. В 1917 и в 1991. А многие страны цивилизации в истории умерли окончательно. Так на сегодня моя страна и наша с вами страна больна настолько, что вовсе не очевиден исход выздоровления. Совершенно не очевиден. Советский Союз показал, что и для России сейчас не очевиден. А вот что должно делать государство и власть, чтобы страна была здоровой, успешной и была всегда, вот это уже научная задача. Представьте себе, что страна это не государство, не собрание чиновников, казнокрадов и бюрократов, что обычно ассоциируется с понятием государства. В государстве еще есть народ, люди, территории, экономика, образование, воспитательная, пропагандистская, масса сфер жизнеустройства. В каждой из которых нужны рецепты и правила обустройства. Которые либо увеличивают жизнеспособность страны в совокупности, либо уменьшают. И вот удивительная вещь, мы нашли такие показатели агрегированные, которые позволяют сейчас уверенно, с математической точностью сказать, верной ли дорогой идет Россия.

    А. ДУРНОВО – Верной или нет?

    С. СУЛАКШИН — Нет, сегодня неверной. Либеральная модель страны несовместима с ее жизнеспособностью.

    А. ДУРНОВО – Должна быть твердая рука, тоталитаризм?

    С. СУЛАКШИН — Нет, потому что это противоположная штанга, которая столь же неэффективна для нашей страны. Вот эти задачи на успешность сложной социальной системы страны это задачи на оптиму, доля государственного имущества, доля государственных расходов ВВП страны. Доля зарплаты ВВП страны. Доля политических свобод и свобода слова. Нормативы цензуры нравственной и так далее. Они все должны быть подобраны по месту оптимальными. И вот тогда страна действительно станет успешной для всех социальных групп, в том числе как бы конфликтующих друг с другом. Этот не то что компромисс, а баланс абсолютно возможен. Вот тогда страна будет успешной, тогда она будет нашей общей и тогда национальная идея покажет, на что она способна. А на сегодня ее нет.

    М. МАКСИМОВА — Спасибо. Это был Степан Сулакшин — генеральный директор Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования. Мы говорили о том, нужна ли России новая Конституция. Спасибо.

    С. СУЛАКШИН — Спасибо, друзья. Всего доброго.

    1 КОММЕНТАРИЙ